?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Публикую продолжение истории десятилетней давности (о ней писали в СМИ) о том, что пережила наша группа в снегах Заполярья. Только после этого я поняла, почему герои Джека Лондона прятали сухари под матрац после спасения. И я до сих пор помню, как еще много времени не верила в  то, что мы выжили, не верила в реальность окружающего мира. Это ощущение я помню во всех нюансах до сих пор...

Надежда ушла

Я не знаю как ребята, но я даже помню когда потеряла надежду. Это случилось в тот день, когда по идее мы должны были сесть в поезд и поехать домой после похода. Хотя нет, я вру. Это случилось в тот день, когда мама должна была встретить меня на Ленинградском вокзале в Москве. Я ее не предупредила, и она не знает, что я еще жива. Ведь телефоны ловятся везде в Хибинах. Хуже, наверное, в мире ничего не может быть. Я лежала в спальнике, и периодически сползала вниз, чтоб никто не видел, и плакала. Плакала горько. Мне было очень плохо. Плохо за маму, которая меня хоронила. Было стыдно перед ней. Мы включали телефоны, но они не работали. Я все время думала о маме.

А еще я думаю, что человек такой маленький и одинокий в этом мире. Мы стоим не так уж далеко от цивилизации, и ничего не можем сделать. Нам могла помочь только погода, и она этого не делала. Хибины считаются одним из самых популярных маршрутов среди туристов. И самых исхоженных.

Мы стоим в снегу, и ничего не можем. Это, наверное, самое страшное в этой ситуации. От тебя ну просто ничего не зависит. Тебе надо ждать. Это невыносимо, ты находишься в постоянной борьбе с собой. Когда лежишь в палатке, кажется, что вот именно сейчас может расчиститься что-то. Но ты не выходишь. Ты ждешь положенного часа, и после, возвращаясь в палатку, тебя никто не спрашивает «как?». Все и так знают «как»!

Наверное, я никогда так много не думала о жизни, о сути и происходящем. О ее смысле, о себе. Я вдруг поняла, как много мы о себе мним, и как мало мы значим. Это борьба за жизнь. Наверное, самая сложная для меня. Ведь когда ты еще можешь идти, бороться, что-то делать, это легче принять, чем когда ты не можешь сделать НИЧЕГО. И это ничего начинает заполнять тебя и все пространство.

Страшно ли умереть? Да. Не буду врать. Особенно после утра, когда ты понимаешь, что ничего не изменилось. Кажется, что ты в этом замкнутом пространстве, затерянном в снегах где-то далеко на нашей планете, так и замерзнешь. Мысль, что этого не произойдет, кажется еще более фантастичной. В мире нет ничего, и все кажется чем-то нереальным, кроме нашей палатки. «Существовать значит быть воспринимаемым» - так и есть. Мира не видно, значит, его и нет. Неужели когда-нибудь я буду стоять на остановке и видеть машины, проносящиеся мимо меня? Неужели в мире есть телефоны, теплые батареи и компьютеры? Может мира-то и нет, все иллюзия и порождение моей фантазии, и все вымысел, обман моего сознания. Есть только вечно идущий снег, холод и ветер. Вот что подлинно и истинно существует.

Нас четверо, но каждый в себе. Мы стараемся не падать духом, но каждый уходит в себя. Каждый ищет надежды, что-то придумать, чтобы не думать о происходящем. Не знаю, может ребята тоже плачут, но виду никто пока не подавал. Мы просто долго и размеренно ждем. И это сводит с ума.

Бессмысленная попытка

И вот, Мишка ворвался в палатку с криками: «Там проблески!» - мы вывалились на улицу. Погода не сильно наладилась, но не шел снег, зато дул очень сильный ветер, который разрывал облака, и стала видна противоположная гряда. На самом деле идти нельзя. Подобная погода уже была, и длилась она всего часа 2-3, и мы тогда не пошли — это было в самом начале нашего сидения. Мы долго жалели, думая, что упустили шанс. Денис, да и все мы сейчас тоже понимаем, что идти нельзя — очень рискованно. Но мы уже не можем, мы начинаем сходить с ума, от голода и бездействия. Мы истощены и морально и физически, и да, возможно, что другого шанса не будет, и нам придется сидеть еще несколько недель, а это конец. Мы начали быстро сворачивать лагерь. Мы были на грани паники.

Леша порвал кошкой тент, мишкина лыжная палка улетела в неизвестном направлении. Когда я надела свои ботинки, они были ледяными. Руки тряслись не столько от холода, сколько от ужаса происходящего.

Мы собрались и понеслись вниз. Когда подошли к перевалу, там был лед, уже начиналась вьюга. Мы надели обвязки, кошки, и все равно пошли вниз. Я шла предпоследней в связке. Впереди шел Мишка, он мне стал делать знаки, чтобы я остановилась. Встав, я увидела впереди под небольшой горочкой верхние части лыж Дениса (они были привязаны по бокам рюкзака). Лыжи поднимались и опускались, поднимались и опускались. Я не могла понять что происходит, а потом по звуку сообразила — из-под Дениса вышла небольшая лавина. Все это время ветер просто рвал по склону. Мне приходится наклоняться, казалось, что просто унесет и сорвет. После этого мы поняли, что мы не спустимся. Облако опять плотно облепило плато, и разразилась вьюга.

Нам пришлось ставить лагерь. Только сейчас мы были голодные, изнемогали от усталости. Этот подрыв нам многого стоил. У Дениса на коже рук — в месте между курткой и перчатками вздулись пузыри от обморожений. Я отморозила себе пальцы ног, я их совершенно не чувствую. Все время массирую, а они, как чужие... Оледеневшими, обессилившими руками мы резали «кирпичи»: найти старую стоянку было невозможно. Кое-как мы поставили палатку, но тент был порван, поэтому рюкзаки пришлось закинуть внутрь самой палатки. Это привело к тому, что места там совсем не оставалось. В итоге мы спали вчетвером в 2-ух состегнутых вместе спальниках, и исключительно на боку.

«По счету три, все переворачиваемся» - приблизительно так каждые 2 часа мы меняли положение. Посреди ночи случилось ужасное — я проснулась от того, что ужасно хочу в туалет. Я попыталась расстегнуть палатку, но это оказалось просто невозможным — молния намертво заледенела. Мишка предложил нагревать ложку зажигалкой и прикладывать к застежке, тем самым отогревая оледенение. Промучившись минут десять, я молнию приоткрыла ненамного. Тогда ребята предложили самое страшное — чтоб я справила нужду в палатке в спецкастрюле (в народе она называлась Клава), из которой мы ели. Это было ужасно, но выбора просто не было. Потом нашу Клаву заполнили и остальные. Худшего можно было и не представить. Холодные, отморозившиеся, голодные и усталые мы погрузились в беспокойный сон, наполненный жутким свистом ветра.

Этот день

И вот, когда утром мы проснулись, мы все знали, что ЭТОТ день настал. Всем стало ясно, что на улице сияет солнце, и что гнойник прорвало. В происходящее верилось с трудом. Мы были словно в пьяном угаре и не осознавали происходящего, ни вчерашнего безумия, ни многодневного сумасшествия.

Даже шоколадка, спрятанная для последнего рывка - не вызвала ажиотажа. Сколько мы думали о ней, и тут она потеряла свою значимость.

Так и закончилась наша история.

Точнее нет, у нее было продолжение. Когда мы спустились в долину, то встретили спасателей, которые искали нашу группу.

- Почему вы не удосужились позвонить своим родителям, и вообще сообщить, что «задерживаетесь»?

- почти с презрением спросили спасатели. Объяснять, что мы пережили, было бессмысленно. К тому же мы, а точнее наш руководитель был виноват перед всеми окружающими – перед родителями, которые пережили худшие мгновения в жизни. Виноваты в том, что мы не зарегистрировали наш маршрут у спасателей на месте перед выходом, как это всегда обычно делают. В итоге о нашем существовании в горах, МЧС узнало только после того, как наши родители с ними связались. Начать сразу поисковые работы они не могли – погода не позволяла. В общем-то они бы ничего и не сделали, даже если бы и знали на несколько дней раньше.
Нас доставили в местный спасательный пункт, где на нас смотрели как на идиотов, которые развлекались все это время, и просто ленились сообщить родителям, что поход задерживается. С ними говорил уже Денис и Мишка, я лишь пыталась связаться с мамой, чтобы сказать, что жива… Меня больше ничего не волновало в этой жизни. Даже батон куда-то потерялся в памяти. Я так много представляла, как буду подходить к старому покосившемуся ларьку на станции, из которого будет выглядывать грудастая, с ярко накрашенными губами матрона. Я, грязная и усталая, вокруг растаявший снег и слякоть, люди бегут на работу, буду протягивать мелочь, и громогласно объявлять - «батон!». В своих мечтах я продумывала каждую мелочь. А в реальности было не до этого.

Дома мне позвонила подруга. Я, потирая свои обмороженные, но к счастью, неампутированные пальцы ног, слушала:

- Привет! Как дела?

- Привет.

- Мама говорила ты только из похода вернулась?

- Да.

- Пока ты там шлялась, у меня тут столько всего ужасного и интересного произошло!!!!

И поведала мне захватывающую историю ссоры с молодым человеком.

NEWSRU.com: “В Мурманской области обнаружены четверо пропавших туристов из Москвы. В поиске было задействовано около 40 спасателей.

Как рассказали туристы, они, учитывая хорошую погоду, решили задержаться в Хибинах и погулять по горам. Они распологали достаточным количеством денег и могли в любое время спуститься в город и приобрести все необходимое.

Предупреждать кого-либо о своем решении туристы не посчитали нужным, на звонки от родных и спасателей по единственному имеющемуся у них мобильному телефону они просто не отвечали.

В поисковой операции было задействовано около 40 спасателей и сотрудников милиции. Готовился к вылету вертолет Ми-2.”

promo littlehirosima март 30, 2018 20:10 137
Buy for 1 000 tokens
Большинство попадает в этот блог случайно, и возникают вопросы: На многие из них из раза в раз приходится отвечать одно и тоже. Решила осветить всё в одном посте. Кто мы такие: Мы - это я, Дуня, или Евдокия, как хотите, мои друзья и волонтеры, которые помогают в сборе помощи и денег. Почему…

Comments

littlehirosima
Oct. 10th, 2013 10:28 am (UTC)
я полагаю, вы вряд ли представляете себе, что такое голодать на холоде пару недель - сосать лишь сахар, поэтому Ваше замечание об эмоциональной избыточной реакции не уместно. если вы не в курсе, многие группы гибнут именно в подобных ситуациях - когда накрывает погода, и просто не хватает еды, и люди в итоге замерзают, или надеются, что смогут выйти в пурге.
dmitrykogan
Oct. 10th, 2013 10:34 am (UTC)
Да нет, я в курсе. Такая ситуация критична только при холодной ночевке и то, если снега мало, чтобы сделать иглу. Если есть палатка, спокойно лежишь в спальнике несколько суток и ждешь погоды. Даже сахар необязательно сосать.
littlehirosima
Oct. 10th, 2013 10:38 am (UTC)
мы там были больше двух недель, а не несколько суток
dmitrykogan
Oct. 10th, 2013 10:50 am (UTC)
Да, это большой срок. И сложный психологически, особенно для молодых людей.
littlehirosima
Oct. 10th, 2013 11:01 am (UTC)
при чем тут молодые люди, Дмитрий? вы хотите сказать, что все было хорошо, а мы просто истерики? мы вполне реально могли умереть, а не выдумано. у нас не было еды, было очень холодно, и погода могла быть плохой еще несколько недель, что могло стать фатальным. что за высокомерные философские разговоры на тему, что мы славно оттянулись, просто молодые, поэтому суетились!
dmitrykogan
Oct. 10th, 2013 11:15 am (UTC)
Скорее ностальгические. Я ходил по заполярью и летом и зимой, отмораживал пальцы рук - еле спас от ампутации, ночевал на лапнике у нодьи и я не вижу в вашей ситуации ничего особенно угрожающего, кроме заботы о близких. А если бы вы действительно сильно суетились, то и вправду бы не вернулись.

Profile

littlehirosima
Маленькая Хиросима

Latest Month

February 2018
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728   

Tags

Powered by LiveJournal.com