October 8th, 2018

Виктория - это победа

Моя книга о Донбассе писалась зимой 15-16 года. Мы тогда занимались вывозом Вики из Луганска в Москву, пытаясь спасти её зрение.
Вику согласилось взять одно из лучших офтальмологических отделений Москвы. Это была больница при ФМБА.
Пока ехали с Женькой в машине по Москве, Вика улыбалась до ушей и слушала как мы рассказывали, что видим в окне. Ехали по центру, и Наш Колокольчик все время вслушивалась в шум улиц. Она была первый раз в Москве и хотела знать каждую подробность.

Вика стояла в длинном коридоре больницы, когда нас со Светой, её мамой, вызвала главврач. Мы стояли в бахилах что-то лопоча про Луганск, зрение и диабет. Но через пару минут вопросов стало ясно, что речь не о глазах. Состояние девушки было серьезное.
Через несколько дней, после анализов, выяснилось, что у Вики туберкулез и её сразу положили в диспансер. Дальнейшие полгода девушка провела захлебываясь от тонн лекарств, которые в нее вливали. Была и кома, подспудно, девушка рассталась со своим парнем, дома умерла бабушка. Летом её прооперировали, вырезав сегмент легкого, после чего Вика вернулась домой, в Луганск, так и не вернув зрение.
Тогда же по ночам я писала книгу. Каждые несколько недель мы с Женькой, друзьями и читателями мотались к Вике. Возили еду, подарки, пытались её поддержать, как могли. И все это в книге. Нет, не как мы ездили в диспансер. Просто это было со мной. Вика, Света, их боль. Они были рядом, когда я набивала слова о разбомбленном Первомайске или хосписе в Горловке.
Помню, мы ходили по парку, а Света, мама, вышла в шлепках на босу ногу. Был дикий холод, а ей было тепло. Вика же все время мерзла, и сколько бы на нее не одевали свитеров, курток и шапок, она ежилась, но отказывалась идти в свой корпус.
Так вышло, про Вику не написала в книге ни слова. Не смогла. Хотя Вика - это так много в моих поездках, в нашей помощи.
Я не знала как можно об этом написать. Война, смерть ее брата, потеря зрения, туберкулез, комы... Господи, все валилось, и мы не знали за какой конец браться. Они разбегались и не было никакого понимания как же быть. И не знали что будет дальше. Был какой-то суеверных трепет.
Прошло два года, и мы продолжаем помогать Вике. Я пощу фотографии, где Вика радуется. Мы все радуемся.
И эта девушка не та же, что ежилась тогда в стенках тубдиспансера.

Вика в сентябре 2018 г.


Collapse )

promo littlehirosima march 30, 2021 20:10 151
Buy for 1 000 tokens
Большинство попадает в этот блог случайно и возникают вопросы: На многие из них из раза в раз приходится отвечать одно и тоже. Решила осветить всё в одном посте. Кто мы такие: Мы - это я, Дуня, или Евдокия, мои друзья и волонтеры в Москве, Луганске и других местах, которые помогают мне в…