Tags: хоспис

Делай, что можешь

Меня часто называют волонтером, но это неправда. Я совсем не волонтер, и даже не гуманитарщик.
Не знаю как правильно можно назвать то, что делаю. Поняла, что совершенно точно не могу быть волонтером, кто помогает людям в хосписах, инвалидам, пожилым.
Я могу написать репортаж, встать на место человека и об этом рассказать вам, поехать на "передок", где опасно. Да, я буду бояться, как любой нормальный человек. Но это переживу. А вот видеть глаза людей, которым осталось жить чуть-чуть - выше моих сил. И привыкнуть к этому я за три года не смогла. Брошенные старики, дети-инвалиды, умирающие в хосписах - это меня убивает. Я не могу.
А наша Лена может. Не знаю как, но может. Не знаю откуда она черпает силы...
Collapse )

promo littlehirosima march 30, 2022 20:10 162
Buy for 1 000 tokens
Большинство попадает в этот блог случайно и возникают вопросы: На многие из них из раза в раз приходится отвечать одно и тоже. Решила осветить всё в одном посте. Кто мы такие: Мы - это я, Дуня, или Евдокия, мои друзья и волонтеры в Москве, Луганске и других местах, которые помогают мне в…

Сломалась

Я сломалась. Я не знаю как работают в таких местах люди. Не знаю как возможно спокойно ухаживать за умирающими.
Не знаю что за люди работают с детям-инвалидами и стариками. Для меня это люди с другой планеты. Долгое время думала, что привыкаешь, перестаешь замечать. Казалось, что я спокойно и беспристрастно пишу уже который десяток историй о жертвах войны. И что также спокойно смогу видеть лица умирающих и инвалидов.
Но это обман.
Это вранье.
Ничего не привыкаешь.
Просто в какой-то момент это накапливается и бьет по тебе так, что ты не выдерживаешь и ломаешься.
Я сломалась.
И когда мы поехали в третий по счету хоспис с новогодними подарками в декабре, я улыбалась.


Collapse )

Помощь

Лет восемь назад наткнулась на пост об умирающих и хосписах. Речь шла о том, что умирающие должны иметь возможность достойно уйти. Они мучаются, они обречены, но они тоже люди. Прошло время, и я стала заниматься помощью людям в зоне боевых действий. И столкнулась со сложным моментом - определение того, кому помочь. Мы постоянно стоим перед выбором - весь мир спасти невозможно и нужно выбирать. Но кто больше достоин помощи?
Так уж получилось, что вначале войны хосписы, которые обратились к нам за помощью, были в жутком состоянии - снабжение шло по остаточному принципу. "Все равно умрут" - логика была примерно такая. Как вообще рассказать это? Когда идет бомбежка, и лежачих на себе даже не дотащишь в подвал? Нет воды, электричества, зарплат - ничего???
Нужно было всё. Сейчас, конечно, дело обстоит иначе.
Но по-прежнему на место сестер и нянечек никто не хочет идти - это адский труд и почти бесплатный. Часто не хватает элементарных моющих средств и памперсов.
Вы же помните Лилю? Я писала про нее в декабре.
Лиля умирает и у нее все плохо.


Collapse )

Волосья спрячь!

- Иди сюда, да, ты!
- Я?
- Да, ты. Волосья спрячь!
Коротко стриженная бабушка в халате с цветами, схватила меня  за синтетический костюм, притянула и улыбнулась беззубым ртом. Я судорожно начала заправлять пряди под шапку, но они комкаясь выпадали и ничего не получалось. Я так растерялась от неожиданности, что вместо того, чтобы поздравить, пошутить и разрядить атмосферу, начала мямлить что-то непонятное в свое оправдание. Лена начала фотографировать, и бабушка тот час же бодро и не тушуясь, начала командовать как надо ее снимать.
Это была последняя палата хосписа в поселке Калиново, и мы потерялись...


Collapse )



Нина

- Тут такое дело... С Лилей в палате лежат две женщины - у них никого нет и помочь им некому.
У меня все опустилось. Лиля лежит в хосписе, и Лена мотается туда каждый день...
- Что с ними?
- Ну что с ними? Хоспис же... Они так смотрели на меня.
Через два дня одна из этих двух женщин умерла. На глазах у Лили и ее соседки. С сильными болями.
В первый же день приезда в Луганск, мы поехали в хоспис к Лиле, и там познакомились с Ниной - второй соседкой.



Collapse )

Дед Мороз и Снегурочка

Я открыла альбом с фотографиями из Луганска. И первые же фотографии - из хосписа для онкобольных.
И вот что получилось - между фотографиями обессиленных людей, людей, некоторые из которых руки с трудом поднимают, хохочущие счастливые лица сотрудников. "Нельзя мешать, надо сделать два поста" - логика размышлений была проста. Потому что хоспис. Потому что смерть. Потому что боль.
Вообще-то, за три года моих поездок на Донбасс, это было самое сложное - с шутками и подарками бегать в костюмах по палатам хосписов. Было очень тяжело, и это не просто слова. Но вот знаете, когда медработники хором начали петь нам про елочку и читать стихи, пританцовывая, было весело. Честно, искренне и без натяга. Никто не ожидал, что мы заставим их читать стихи за подарки. Все тушевались и руками махали. А потом так разошлись, что хохотали все вокруг.
Некоторые пациенты, кто мог ходить - даже вышли  из палат посмотреть что за шум в коридоре. И все улыбались.
И вот я подумала, что, наверное, это должен быть только один пост.
Ведь так и было - мы с Женькой без оглядки выскочили от молодого умирающего от рака парня. Мне хотелось рыдать, и через две минуты, мы пели песни, и я командно махала голубыми варежками, требуя от медсестер и врачей песен.


Collapse )

Эмигранты

В последнее время, среди патриотов часто мелькает пренебрежительное отношение к нашим эмигрантом."Предатели", "ну и валите". Мне неприятно это читать, и хочу не просто заступиться за наших за границей, но и сказать, что многие из них подчас являются бОльшими патриотами, чем некоторые, кто вешает надписи на машинах "Спасибо деду за победу", при этом хамит и прохожих не пропускает.
И я с этим столкнулась напрямую. Я не о хамах, а о наших патриотах на чужбине.
Среди моих читателей много тех, кто уехал туда. И!
Многие из них, постоянно помогают Донбассу.
Большая доля денег для помощи людям приходит от них - жителей Канады, США, Австралии, Германии, Англии, Австрии, Норвегии и т.п.
За эти годы, я столкнулась с массой групп в фейсбуке, жж, вконтакте, где люди кооперируются, собирают фуры с вещами, лекарствами и это отправляют на Донбасс для помощи. Вы просто себе не предствляете как это сложно сделать - организовать логистику в непризнанные республики из-за границы! Это невероятно сложно, я знаю о чем говорю.
Отправляют сами, через фонды, через волонтеров, таких как я. И если вы думаете, что это бывшие жители Луганской и Донецкой области - вы заблуждаетесь.
Многие из них вполне себе из таких семей, кто никогда и не был в этих местах.
Ну а я, лишний раз радуюсь, что являюсь свидетелем этого и могу им помочь.
В этом посте хочу рассказатьCollapse )

Про жизнь и смерть

Написала большую статью о событиях в ЛНР, и все стерла.
Cлишком много эмоций - вспомнила 14ый, 15ый года.
Лучше расскажу еще раз про хоспис в Новосветловке.
Этот поселок один из самых пострадавших в эту войну.
Летом 14, его чуть не стерли с лица земли. Бои шли жесткие. На каждой улице много сожженых танков и бтров. Десятки руин вместо домов. Сколько историй про мородеров, про жителей, которых айдаровцы загоняли в храм. Из многих выстоявших домов вынесли все, вплоть до вилок и ложек.
Храм, ктстати, отреставрировали. Отстроили и многие разрушенные дома. И Украина к этому не приложила никаких усилий, хотя по прежнему считает эти территории своими, но отказывается платить даже пенсии людям, которые работали и годами платили налоги в ее бюджет.
В родительном отделении больницы, в которую прилетело немало снарядов, и где в подвалах просидело много жителей поселка, в 16 году открыли хоспис. Я периодически про него пишу.



Collapse )


Хоспис на линии огня

В поселке Калиново было тихо. Хотя это всегда лотерея.
Поселок длинный - я таких никогда не видела - 27 километров. От Первомайска до Брянки. Больше чем полумарафон. Только вот он там невозможен даже гипотетически - обстрелы дело обычное. Три года поселок живет в таком состоянии. Мы забыли, мы не верим, нам кажется это чем-то таким неясным, что мы это вытесняем из сознания. Даже среди жителей ЛНР есть те, кто не знает, что происходит на линии соприкосновения. СМИ не акцентируют, да и люди там перестали обращать внимание.
В Калиново есть своей хоспис. Туда мы и поехали.



Collapse )

Новосветловский хоспис

Три года назад, когда побывала в этом населенном пункте первый раз, там не было хосписа. Была больница, которая пострадала от бомбежек. Большая и хорошая. Всю "войну" работала. Войну? Да, Новосветловку почти всю порубили по кускам летом 14-го. Кто был здесь, тот знает. Даже я застала зимой 14 на каждой улице сожженый бтр или танк. Везде блиндажи и разрушенные до основания дома. Это было первое из самого страшного, что увидела в войне на Донбассе. Новосветловка.
Со временем, в пострадавшем от бомбежек родильном отделении сделали хоспис. Место, где люди уходят. Мы туда приезжали несколько раз с помощью.
Нас хорошо запомнили работники. Поэтому нам звонят и спрашивают о помощи. Больше и к некому им обраться. Мы фактически единственные, кто помогает им.
Там сейчас 28 пациентов. Лекарства получают, но вот с остальным... Да ничего и не поменялось с последнего нашего посещения. Самая беда - это как всегда памперсы. К некоторым пациентам приносят родные, то некоторые там одинокие и у них нет никого. Персонал выкручивается как может. А это беда. Большая беда. Ведь чем реже меняешь подгузники, тем больше проблем с кожей. Появляются пролежни, опрелости.... Это и соответствующие запахи...



Collapse )