Category: дача

"Помогите, маму убило!"

Летом 2014 года Аня попала под обстрел, когда отправилась на свою дачу под Луганском, чтобы накопать картошку из огорода. Жила она в панельной пятиэтажке, и во время обстрелов пряталась и подвале с прорванной канализацией. Магазины не работали, электричества, телефонной связи не было. Город был в изоляции. После того, как город с конца июня начали "убивать" из всей возможной артиллерии ВСУ, продукты, как и деньги, у Ани, ее сына Саши и мамы Таисии Павловны закончились. Терпели до последнего - идти было опасно. Дача находилась в километре от места, где стояли украинцы - "они".
26 августа было на удивление тихим. Женщина с сыном успела накопать картошки, когда начался обстрел. Точнее не обстрел - прилёт был лишь один. Осколок вспорол Ане живот и внутренности выпали наружу на глазах ее восьмилетнего сына. Девушка все это время находилась в сознании. А парень лишь орал: "помогите, маму убило!". На крики прибежал сторож. Собрав внутренности кое как обратно и обмотав пакетами, на машине повез ее в больницу. Без света и оборудования хирурги Аню чудом "сшили". Она выжила, и с дикими болями, на сильнодействующих обезболивающих прожила еще два года.


Collapse )

promo littlehirosima march 30, 2020 20:10 151
Buy for 1 000 tokens
Большинство попадает в этот блог случайно и возникают вопросы: На многие из них из раза в раз приходится отвечать одно и тоже. Решила осветить всё в одном посте. Кто мы такие: Мы - это я, Дуня, или Евдокия, мои друзья и волонтеры в Москве, Луганске и других местах, которые помогают мне в…

Она брила ноги

Маргоше было 15 лет - прекрасный и трепетный возраст. Мне же около 10, и я была самым мерзким существом на свете. Помимо того, что могла бесконтрольно кусаться, была на редкость нагла, своенравна и могла выражаться как сапожник в приличном обществе. Максим познакомился с нами на пляже. Он бы смугл, черноглаз и не замечал кипяточных камней Артека. Флюиды начали бегать моментально, и ребята что-то пытались мямлить. Видимо, решив разрядить обстановку после первой минуты знакомства, я, ошеломив всех, брякнула:
- А Рита бреет ноги!
Повисла пауза. До сих пор не знаю зачем это сказала. Точнее даже факт этот как-то смутно помню. Возможно меня  в 10 лет сильно впечатлило удаление волос, что я не приминула этим поделиться, а может просто хотела сделать гадость. Что-то неясное маячит в голове, но в Маргошиной памяти этот позор застыл навечно. Она всегда припоминает, как хотела умереть.
Но главным хитом стала история с Борисом.
Collapse )


На останках жизни

Еще дома, еще слёзы...
Рябцева Татьяна Сергеевна
- 20 августа в 4 утра. Только в подвал успела.
Осталась без дома, живет у соседей.
Сын зимой повесился. Работы нет.
Живет только огородом и гуманитарной помощью.

Collapse )

Плохие новости. Луганск

Байдушев Емельян Васильевич, которому мы привозили в марте инвалидное кресло и еду, умер.
Летом, его дом в Хрящеватом был полностью разрушен. Они с женой по счастливой случайности оказались в огороде, что и спасло им жизнь. Но осколками получил ранение - посекло ногу. Постоянно сочилась сукровица, ранения не заживали - мокли. Его мучали жуткие боли, на лекарства денег не было.
Его жена потеряла двух сестер, одну из них убило на месте - накрыло миной в огороде, при бомбежке поселка. Тело лежало в огороде полтора месяца, пока огневая линия из поселка не ушла. Даже захоронить не могли во время этого ада. Вторая сестра умерла от инфаркта в первый день перемирия.
Теперь Клавдия Михайловна осталась одна, живет в общежитии в Луганске.
Осознать подобное невозможно. Мозг упирается и отказывается понимать.
11073439_1448937175397262_511571794_n.jpg

Collapse )

А как вас называли?

- Дуня? Чо, серьезно? Да ладно!
Именно такова среднестатистическая реакция у узнающих как меня зовут. Хотя вру, чаще даже бывает так:
- Дуня? О, мою бабушку тоже так звали!
За исключением большого количества чьих-то бабушек, прабабушек и другого далекого и эфемерного нафталина, это имя было только для динозавров. Да, бабушки, как правило почивали на том свете, когда у них находилась тезка в виде моей персоны.
Приблизительно в 4 года в детском саду я заявила маме, что ненавижу свое имя, и хочу его поменять. Гнев мой длился недолго, но его подтачивали доброжелательные Ани-Кати-Насти, которые ехидно говорили, что ТАК давно уже никого не называют, и что это дурацкое имя. Масло в огонь подогревали любимые братья, которые называли меня исключительно "Дуська", утверждая, что никакой судьбы у нее, кроме как быть бабкой, и торговать семками на рынке нет и не может быть. При этом они гнусно начинали шамкать ртом и показывать, как я буду продавать их, семки в смысле, параллельно разгрызая зубами. Почему меня это пугало, не имею представления до сих пор. Но вызывало во мне это настолько сильный гнев, что до сих пор, если кто-то зовет меня Дуся, я начинаю злиться. В пору моих усиленных увлечений боевыми искусствами, тренер, прекрасно зная мою нервную реакцию на сие прочтение благородного греческого Евдокия, умело пользовался этим на соревнованиях, в целях разжигания гнева во время схватки. Срабатывало стопроцентно - полегло не малое количество ни в чем не повинных голов, точнее тел
Но имя я свое очень любила, не смотря на кратковременное малодушие в младших группах сада.
Collapse )