Category: общество

FAQ по гуманитарной помощи

Большинство попадает в этот блог случайно и возникают вопросы:
На многие из них из раза в раз приходится отвечать одно и тоже.
Решила осветить всё в одном посте.
Кто мы такие:

Мы - это я, Дуня, или Евдокия, мои друзья и волонтеры в Москве, Луганске и других местах, которые помогают мне в организации помощи людям в зоне боевых действий
Почему решила этим заниматься и как случилось, что теперь регулярно вожу гуманитарную помощь на Донбасс? - читать здесь.
О моих поездках на Донбасс я написала книгу "Здесь люди", которая попала в 2016 году в лонг-лист Нацбеста. Издана в 2018 году. Где ее купить - информация здесь.
Я преподаватель философии, живующий в Москве, мама 10-летней хулиганки и писака-маратель, который никогда в жизни до зимы 2014 года не занимался благотворительностью и гуманитарной помощью. Блог "Маленькая Хиросима" веду задолго до известных событий на Украине - по тегам слева можно почитать про путешествия, заметки про ребенка, про меня, мое детство и про любимый Крым - второй дом.
Мы - частная инициатива меня и тех, кто помогает в этом.



Collapse )
promo littlehirosima march 30, 2020 20:10 149
Buy for 1 000 tokens
Большинство попадает в этот блог случайно и возникают вопросы: На многие из них из раза в раз приходится отвечать одно и тоже. Решила осветить всё в одном посте. Кто мы такие: Мы - это я, Дуня, или Евдокия, мои друзья и волонтеры в Москве, Луганске и других местах, которые помогают мне в…

Актуально ВСЕГДА!

Декабрь - всегда очень сложный месяц. Наверное, самый сложный в году.
У всех начинается предновогодняя лихорадка, которой способствуют уже с конца ноября непонятно зачем поставленные елки на всех улицах, беспрерывная реклама отпусков и постоянная гонка за подарками, скидкам. Хочешь не хочешь, а и правда - месяц особый, как бы ты не хотел отвертеться от него. И я хочу сказать, что этот месяц - особый месяц и для нашей команды, особенно в Луганске. Лена с Женей всегда очень переживают, чтобы всех наших успеть подопечных поздравить. Да, мы ведем сборы на подарки на елки детям, но ведь людям все равно надо есть. И да, лекарства. У нас довольно много подопечных, которые не могут в принципе себе позволить покупку лекарств. У них просто на это нет денег - вот как хочешь, нет, и всё. А лекарства им жизненно необходимы. Это пожилые люди, многие с инвалидностями и огромным букетом болячек. Болезни не имеют каникул и выходных. И пить препараты необходимо.
Мне иногда пишут - "вы еще помогаете?". "Сейчас идет сбор?". Отвечаю - актуально ВСЕГДА.
Мы помогаем почти постоянно.
То, что я не пишу об этом каждый день (хотя пишу довольно часто), не значит, что оказанием помощи мы не занимаемся почти каждый день в той или иной мере.
В общем, друзья, в предверии Нового года и Рождества, хочу напомнить о наших пожилых людях, что им необходимы лекарства. Это огромная и неоценимая помощь!Почти всегда, когда мы спрашиваем чего нужно - ответ всегда один. Увы - это лекарства. Конечно, хотелось бы еще порадовать бОльшим, но это как получится.
Спасибо всем, кто участвует в нашей гуманитарной помощи!
Переводы для них делайте с пометкой "бабушки".
Collapse )

Наш Леша

Это наш Леша. Леша - подросток из Луганска.
Обычно я пишу о нем в сводных отчетах, когда рассказываю как дела у разных наших подопечных.
А сейчас решила написать отдельно.
Леша веселый и улыбчивый парень, которому очень досталось.
Леша с ворохом диагнозов, большая часть из которых психические.
И главное - Леша в полной зависимости от лекарств. Если их нет - у парня начинает скакать настроение настолько, что может начать сходить с ума, крушить все вокруг, и в одно мгновение впасть в грусть, а потом в радость.
Парень каждую минуту своей жизни борется со своими состояниями. Борется с собой - а это самая сложная борьба.
И надо сказать, что самые серьезные ухудшения начались именно после 14 года, то есть после начала войны.
Сложно гадать, что было бы. Но факт есть факт - почти у всех наших подопечных, кто болел до войны, после 14 года наблюдается резкое ухудшение всех диагнозов.
В общем, Леша не может жить без лекарств. И надо сказать, было время, когда лекарства нужные Леши почти было не найти в Луганске. Про активные боевые действия я молчу - это был самый настоящий ад для людей, которые в полной зависимости от любых лекарств.
Живет с матерью, которая воспитывает его одна. Да, увы, обычная история для детей с особенностями развития...
Читать про Лешу здесь.
Collapse )

Из Новосветловки

Раису Яковлевну помню еще с 2015 года, когда мы заезжали к ней домой в Новосветловку.
Женя завозил ей гуманитарную помощь от других волонтеров. Я тогда делала репортаж про этот поселок. Десятки разрушенных домов, на каждой улице сожженые танки и бтры. На каждом повороте блиндажи, и везде дыры от осколков. Жуткий холод и снег, который пытался прикрыть разбитые дома, но голые деревья обнажали все до костей. Плоть у поселка содрали и он был абсолютно голый.
Помню пустой дом женщины и как она плакала, рассказывая, что с ней случилось.
Я ждала у входной двери, пока Женя с ней беседовал. Мы собирались уходить, как женщина стала просить, чтобы мы поели и попили чай. "С дороги же, устали поди". Мы и правда устали, но надо было ехать. У нее не было почти ничего, но она не могла отпустить "гостей" просто так. Такие они, жители Донбасса. Потом постоянно сталкивалась с этим - привозили помощь, и всегда приходилось отбиваться от "подарков" - то пакет грецких орехов, то банка маринованных помидоров. И всегда хотят покормить.
Я хорошо запомнила все, что она рассказала. Больше мы не виделись. Тогда ей помогало много волонтеров от разных служб и организаций. Я встречала ни раз её фотографию у разных людей.

Дом на улице Раисы Яковлевны.


Collapse )

Почему остались?

Вчера ко мне в комментарии пришла одна озлобленная девушка. Написала два жестких комментария, в которых написала, что она с тремя детьми уехала из зоны обстрелов, живет в России, ей очень тяжело, но зато её дети не видят войны. Пост был про сбор денег на подарки на Новый год. Женщина написала, что ей никто не дарит подарки, а значит люди, которые остались ТАМ, остаются, потому что им выгодно оставаться там, и её это страшно бесит. Мол, ништяки собирают. И я скажу и так - таких людей мы тоже видели в 14 году. Такие были, увы. Помню, одна женщина в Первомайске не хотела выезжать из бомбоубежища, хотя массивных обстрелов уже давно не было. Не хотела уезжать, потому что туда приезжали журналисты и волонтеры толпами. Привозили еду, одежду и лекарства. Сиди и принимай. Но послушайте - с того момента прошло пять лет. Да, порой завозят гуманитарную помощь, но на это не выживешь. Давно уже никто не живет в бомбоубежищах и подвалах и война совершенно в другой фазе. Нет, эта фаза не лучше и не хуже, она просто другая. Дикая, затяжная.
Помощь из наших конвоев все больше для больниц, учреждений - детские сады, дома престарелых, интернаты и т.д. И это реальная помощь. Завозят аппаратуру, рецептурные препараты, инсулины и много другого, без чего нельзя выжить. Но говорить о том, что кому-то выгодно оставаться в зоне боевых действий - просто смешно. Выплаты, пенсии, пособии в Республиках - очень маленькие. Жизнь там очень сложная. Работу найти тяжело, и зарплаты низкие. А еще рядом война. Выехать сейчас - это не выехать в 14 году, когда были пункты для беженцев и много программ, помогающих людям начать жизнь с нуля. Сейчас это многоступенчатый ад, где проблема не только в инстанциях, но и куда деваться? Да даже с одним ребенком, а про трех и говорить нечего. А одинокие старики, матери одиночки, инвалиды, лежачие? Как им быть?
Девушка написала очень по-злому, но боль и тяжесть её положения очень чувствовались. Комментарии она через какое-то время сама стерла. Но я могу сказать - я постоянно встречаю такую позицию по поводу тех, кто остался там и среди уехавших, и среди россиян. Очень много людей осуждает тех, кто там живет. И я всегда всем отвечаю - вы не знаете как поступили бы сами.
Моя подруга из Луганска не уехала, потому что её родители отказались насмерть уезжать со своей земли и она не смогла их оставить. У каждого своя боль и свои причины. Это вроде бы очевидно, но, видимо, не настолько, раз люди постоянно продолжают приходить ко мне в комментарии с подобными осуждениями.
Такие вот дела.
Друзья, спасибо всем, кто помогает нашей команде в помощи людям Донбасса.
В этом посте отчет по лекарствам двум людям, которым очень тяжело. Была ли у них возможность уехать? Почему остались? Думаю, не нам и не этой девушке судить. Но я знаю, что в тяжелом положении может оказаться любой. Просто любой.
И я рада, что мы можем помочь хоть как-то этим людям.
Collapse )

Виталик. Уже большой

Виталику 17 лет и он сирота. "Большой" - скажите вы?
Ну да, уже большой. Взрослый - учится в колледже, мотается на заработки в Россию. Но вот только в таком возрасте тяжело остаться одному.
Он с сестрой свою мать толком и не знал. Ушла когда-то давно, уехала - не помнят как даже выглядела. А жил с ними отец, который был для них и мама и папа, бабушки и дедушка. Редко такое бывает, но бывает.
Парень так рассказал нашим Жене с Леной про смерть отца: "18 марта утром разбудил нас, накрыл стол как праздничный. Покушали, он встал из-за стола, посмотрел на всех, сделал шаг и упал. Умер моментально. Обширный инфаркт. Никогда на сердце не жаловался."
Collapse )

35, мне 35!

Как-то поспорила, что без операции одними упражнениями подниму зрение до ста процентов. Верну ему, так сказать, былую прыть.
Зрение у меня было не фатальное - около минус трех. Но этого было достаточно, что бы я не различала лиц уже с четырех метров - одни сплошные блины, вместо носов и ушей. Линзы я не носила никогда, считая их буржуазными предрассудками. Очки надевала лишь иногда, и они все больше валялись в сумке. Это особое удовольствие и мазохизм видеть мир в таком флёре и загадке.
Так вот, как поспорила, так взялась за дело. Дело безнадежное - значит самоё то для меня. Упражнения делала исправно и каждый день. Это целый комплекс для укрепления глаз. Фокус, расфокус, туда-сюда и много чего-то там. Среди прочего надо вращать зрачками сначала в одну сторону, потом в другую, потом вниз-верх, право-лево и т.д.
Collapse )



"Я так хочу жить!"

Большинство людей, про которых сейчас пишу, я не знаю. В смысле не знаю лично, лишь заочно. Зато их знает Лена и Женя. А уж с ребятами мы близкие друзья, поэтому к каждому их эпитету могу добавить пару своих - так хорошо знаем друг друга. Каждая семья из Донбасса, которой мы помогаем, нуждается в помощи. Кто-то в большей степени, кто-то в меньшей. Для кого-то это поддержка. А для кого-то спасение жизни. Увы, от этого даже страшно.
Такое время.
Такая жизнь.
Когда пишу текст про кого-то из подопечных, пытаюсь представить этого человека, понять что он думает. Поставить себя на его место, но потом бросаю эту идею. Сложно, очень сложно. Конечно, всегда кажется, что ты бы сделал лучше. Что ты бы смог. Здесь не опустил руки, а здесь бы поднажал. Здесь бы порвал жилы. И не оказался в таком положении.
Но вот много и таких историй, когда слушаешь и понимаешь, что ты вообще не может себе представить это. Никак...



Collapse )

Окно на нас

Недавно спросила у вас совет о том, как продвинуть мой блог. Блог о помощи людям Донбасса.
Результат, конечно, неутешительный. Все, кто отписал, сказали, что дело почти безнадежное.
Я, конечно, и так знала это. Но все-таки не сдамся.
Я тетка упертая, недаром меня зовут иногда танком. Так вот, хочу еще уточнить про этот самый мой блог.
Кроме того, что он освящает непопулярную тему войны. Хайпа с этой темой словить нельзя, да и не нужно.
Но я считаю, что самое главное, что делает блог Маленькой Хиросимы - это рассказывает не только о том, как людям живется на войне. Это не только окно в тот мир, где война и люди, такие же как и мы. Но это и окно для нас самих. Окно на нас.
Я пишу и о нас и тех, кто нас окружает.
Collapse )

"Зачем рожают?"

"Зачем рожают?" - вопрос, который звучит под каждым моим рассказом о семьях с Донбасса, где много детей. Я когда-то обстоятельно отвечала - мол, рожали-то до войны, когда был, например, жив отец или когда все было - дом, родственники. В каждой семье ситуации разные. А потом бросила, и не потому, что считаю, что это бесполезно. А потому, что поняла, что такой вопрос задают людям и без войны. Везде.
В своей семье я третья. Нас не четверо и не пятеро, но могу сказать, что нам было тяжело. В школу я пошла в 91 году, когда мир рухнул. Развалилось всё. Выживали, как могли. У меня есть подруги, тоже из многодетной семьи. Наши мамы дружили. Их мама кандидат технических наук. Помню, тогда в 90ые, каждый вечер девчонки ходили помогать матери мыть полы. Такие дела. Тогда так жили. 90ые годы одним подарили всё, а у других это всё отняли.
Когда я думаю о войне, я думаю о матерях, которые должны кормить своих детей. Одеть, обуть их, чтобы дети себя не чувствовали "бомжами", над которыми сверстники потешаются. А дети потешаются, потому что такова природа человеческая, и дети особенно жестоки друг другу.
Конечно, есть категория женщин, которая рожает и не думает - как кошки. Но знаете, таких не так уж и много. А еще рожают, потому что семья, потому что любят, и не думают, что может случиться война. Что в одночасье один снаряд может забрать у тебя все, включая дом и любимых.
Знаете сколько матерей многодетных остались без мужей? И не только потому что, кто-то из них погиб. Многие сбежали, оставив всю семью в Республике. Бежали якобы на заработки, и исчезали. Могли ли помыслить матери детей, когда встречались со своими мужчинами, от которых рожали детей, что так произойдет? Бросают, к сожалению, везде. И без войны. Таких подонков везде хватает. А детей растить и кормить надо.
И еще я знаю одно - если бы все многодетные думали о прагматичности, многих людей бы не родилось. Меня бы точно не было. Во время Великой Отечественной люди продолжали рожать вопреки всему. Потому что дети и есть сама жизнь.
И знаете, слава богу, что на Донбассе люди продолжают жить и рожать. Все мы смертны, но дети - наше все. Это главное, что у нас есть.

Это пост отчет о помощи многодетным матерям из Луганска, оказавшимся в сложной ситуации. Спасибо всем, кто участвует в нашей помощи и остался неравнодушным к беде этих людей!

Collapse )